Червь Шамир. Анализ источников

Продукты высоких технологий. Статуэтки, кувшины, хрустальные черепа и т.д...
Правила форума
Форум посвящен древней истории. Оформление новых тем в соответствии с Правилами обязательно.

Модератор: Ratnik

Червь Шамир. Анализ источников

Сообщение #1  Mеханоид » 23 май 2017, 11:26

Судя по текстам, это некий алмазный червь - Червь Шамир. Он мог распилить любой камень и принадлежал до Соломона дьяволу Асмадею...
Согласно Агаде, Шамир был седьмым из десяти чудес, созданных Богом в сумерки первой пятницы, перед закатом солнца; за ним были созданы и принадлежности письма — стилос и скрижали Завета.

В теме ведётся сбор всех источников, где упоминается это "чудо света".

Примеры:

Шамир Соломона

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Шамир (ивр. ‏שמיר‎‎‏‎) — материал, либо червь[1], способный разрезать камни, металлы и алмазы. Согласно Гемаре, шамир использовался при строительстве Первого Храма вместо режущих инструментов, так как орудия, которые могут нести кровопролитие, не подходят для мирного храма[2].

Шамир также использовался Моисеем для изготовления наперсника[3].

Согласно Агаде, шамир был седьмым из десяти чудес, созданных Богом в сумерки первой пятницы, перед закатом солнца[4]; за ним были созданы и принадлежности письма — стилос и скрижали Завета[3].
Изображение


"Десять вещей сотворены в пятницу в сумерки.....жезл Шамир"
Мишна и Тосефта. пер. Перферковича

"С тех пор как разрушен Храм, исчез шамир.....-это творение, созданное при мироздании. Когда его кладут на камни, то они растворяются пред ним как дощечки пинакса, и также железо раскалывается перед ним, ибо ничто не может устоять перед ним.....Его обвертывают в шерстяной "мухъ" и кладут в свинцовую корзину, наполненную ячменными отрубями."
Трактат Сота, гл. IX, пер. Перферковича

"И вот слова Талмуда: «…как сказано: и Дом, при строительстве его и т. д. Сказал Шломо (Соломон) мудрецам, как сделать? Ответили ему: есть червь Шамир, которого принес Моше (Моисей) для камней эфода. Он спросил: как мы его найдем? Они ответили: возьми шед и шейда (беса и бесовку, шейдим – это темные силы разрушения, подчиненные ТВОРЦУ) и заставь их открыть тебе…»."
(первоисточник уточняется)

Вавилонский Талмуд. Сота. Лист 48

Иерусалимский Храм — единственное место на земном шаре, где происходит соединение Небес с Землей, их слияние духовное и материальное. Недаром сказал об этом один из наших праотцев: “Здесь Дом Всевышнего. Здесь врата Небесные” (Берешит, 28:17).
На иврите Храм, как известно — Бейт‑а‑Микдаш. Трудно адекватно перевести это выражение. Оно состоит из двух слов: бейт — дом и кдуша — отделенность, предназначенность для какой-то определенной миссии, цели. Итак, получается Дом Кдуши, Дом, предназначенный для... Еврейская традиция утверждает: с духовной точки зрения мир кдуши — это мир единства, мир гармонии. В создании мира гармонии огромное значение имеет каждое совершаемое в Храме действие.
В Бейт‑а‑Микдаше было много чудес. О том, как царь Шломо строил Храм, написано: “...И Дом (Храм) строился из цельного [обтесанного камня], ни молота, ни топора, никакого другого железного орудия не было слышно... при постройке” (Мелахим, 1:7).
По мнению Рамбана, царь Шломо добавил к тому, что заповедал Всевышний: “...И построишь... жертвенник Всевышнему, Б‑гу твоему, жертвенник из камней, и не поднимай на них железа...” (Дварим, 27:5). Это условие связано с тем, что из железа делают орудия убийства, а Храм и все, что в нем находится, служит миру и продлению жизни.
Но чем же обтесывали камни? Вспомним, как когда-то Моше-рабейну в пустыне вырезал имена 12 колен народа Израиля на камнях эйфода (одежды первосвященника). Гемара сообщает, что на этих камнях не писали чернилами, ибо сказано: “...резьбою печати” (Шемот, 28:21); и не чертили по ним резцом, потому что написано: “...по наполнению их” (Там же, 17). Резец оставляет на камне борозды. А в данном случае требовалось, чтобы камни оставались целыми и после того, как на них появятся имена. Как же поступали? Писали буквы чернилами и направляли на них шамир, и камни как будто бы лопались по буквенным линиям — как лопаются плоды инжира в солнечные дни, и при этом от них ничего не убывает; как трескается почва во время дождей, и при этом ее не становится меньше.
Что же представляет собой этот шамир? Это особый червь толщиной в волосок, который создан в первые шесть дней Творения.
“В последнее время все больше используют лучи для резки различных материалов, — пишет в своей статье раввин З.Коэн. — И это делает процесс более точным и чистым. Сегодня лазеры применяют во многих отраслях: от обработки алмазов — до медицины.
Хотя излучение, как электричество, распространены в природе, наука сравнительно недавно узнала об этих явлениях, а приспособила их для своих целей только в нашем веке. Что же касается лазеров, их вообще начали использовать лишь несколько десятков лет назад...
Если бы сейчас жили мудрецы Торы, они, наверное, не слишком удивились бы, увидев, что современные ученые поставили себе на службу излучение... поскольку им была известна природная сила излучения — червь шамир” (Использование излучения, цит. по изданию Тора с небес. Тора и наука, Иерусалим, 1999 г.).
Нет такого материала в мире, — утверждает Гемара, — который не поддается воздействию излучения шамира.
Как хранили шамир? — спрашивает Гемара. И отвечает: его заворачивали в шерсть и помещали в свинцовый сосуд.
“В нашем веке выяснилось, — пишет раввин З.Коэн, — что радиоактивные и другие лучи, способные проникать сквозь все материалы, представляют огромную опасность для человека, и их может задержать только свинец, который и используют при работе с различными видами излучения как защиту” (Там же).
Шамир — тайна природы, которую Творец открыл людям в Торе.

http://khazarzar.skeptik.net/thalmud/_tb_ru/sotah.htm

Когда стал Соломон царем Израиля, он решил построить в Иерусалиме Храм единому Богу, как велел ему отец его Давид и как сказал Господь. Много всего оставил Давид Соломону для строительства Храма: и серебро, и золото, и бронзу, и медь, и драгоценные камни, и простые. А царь Тира Ливанского, который был другом Давида во все дни его жизни, согласился нарубить для Храма кедров в горах ливанских. Много разных мастеров собралось в Иерусалим, чтобы строить Храм, - и резчики, и медники, и каменотесы. Все было готово, и всем не терпелось поскорее приступить к работе. Но вот беда - так сказал Господь, и так было записано в святой Торе: "Не строить Дом Божий из камней тесанных". Не прикасаться, значит, к камню ни пилой, ни долотом.

День и ночь размышлял Соломон над этой загадкой: как ему построить Храм, не нарушив приказа? Хоть и был Соломон мудрейшим из людей, но ни разум его, ни сердце не подсказали никакого решения. Тогда собрал он всех мудрецов и всех старейшин и попросил у них совета.

- Мудрейший из царей, - начал свою речь старейший из старцев, - известно ли тебе, что в шестой день Творения создал Господь десять волшебных существ? И одним из них был волшебный червь Шамир? Червь, который заползает в камень и рассекает его лучше любой пилы. Крепчайший мрамор и гранит распадаются на части от одного только прикосновения Шамира.

Первый раз слышу о таком чуде! - воскликнул царь Израиля. - Где же его разыскать?

- О! - сказал старец. - Этого не знает никто из смертных. Но, добыв Шамира, ты сможешь построить Храм нашему Богу, не прикоснувшись к камню ни пилой, ни долотом.

- Твои слова веселят и радуют мое сердце, - сказал Соломон. - Но, может быть, тебе известно хоть что-то, что наведет меня на след волшебного червя?

Задумался старец и долго молчал. Некоторые из собравшихся даже забеспокоились, уж не заснул ли он ненароком или не умер, не дай Бог, от множества лет своих. Но, очнувшись от дум, старец сказал:

В тот час, когда он был создан, пребывал Шамир в райском саду. Но когда Ангел Тьмы восстал против Бога, своего владыки, и весь мир распался на Царство Света и Царство Тьмы, Шамир достался демонам. Говорят, что и поныне содержится он в тайном и недоступном месте в Царстве Мрака. Вот все, что мне известно. Если власть твоя, царь, распространяется и на демонов, призови их и расспроси о волшебном черве Шамире.

Поблагодарил царь Соломон старца и объявил собрание закрытым.

Власть царя не распространялась на демонов, но в тот час, когда он сел на трон, он получил чудный подарок от архангела Михаэля - волшебный перстень, позволявший понимать язык зверей и птиц и даже чудищ морских. И вот теперь, размышляя о том, как ему добыть червя Шамира, Соломон призвал к себе царя морей и океанов кита Ливьятана.

- Известно ли тебе о существовании волшебного червя Шамира и о том, где он может скрываться? - спросил Соломон.

- Не известно мне ничего об этом, - ответил Ливьятан и нырнул в морские глубины.

Тогда Соломон призвал к себе царя птиц Орла.

- Известно ли тебе о существовании волшебного червя Шамира и о том, где он может скрываться? - спросил Соломон.

- Ничего не известно, - ответил Орел и взмыл в небеса.

Тогда царь призвал к себе Льва, повелителя зверей.

- Известно ли тебе о существовании волшебного червя Шамира и о том, где он может скрываться?

Волшебный червь Шамир содержится в заточении в царстве могущественного духа ночи Асмодея, - ответил Лев.

- Где я могу отыскать его? - спросил Соломон.

Спроси у Летучей мыши, - сказал Лев.

Призвал к себе царь Летучую мышь, и та открыла ему тайну:

- Далеко-далеко отсюда и от святого Иерусалима, в безжизненной и каменистой пустыне стоит гора. У подножья этой горы есть колодец. По весне, когда с гор стекают ручьи, колодец наполняется талой водой. Чтобы солнечные лучи не могли проникнуть в колодец и иссушить его, он накрыт сверху огромным камнем. В этом колодце и обитает дух ночи Асмодей. Вот все, что я знаю.

- Но в какой же стороне искать эту гору? - спросил Соломон.

- Это мне не известно, - сказала Летучая мышь, - обратись к Сове, может, она что-нибудь знает.

Обратился Соломон к Сове, и та сказала ему следующее:

- Гора эта находится далеко-далеко на Востоке. Но учти, днем нельзя приближаться к жилищу Асмодея. Весь день Асмодей сидит в колодце, и только когда заходит солнце и тьма окутывает землю, дух ночи выползает наружу и отправляется путешествовать по горам и долам, от одного моря до другого. Прежде чем покинуть свое логово, Асмодей накрывает колодец камнем и ставит на нем печать. Если хоть одно живое существо дотронется до камня, Асмодей тотчас учует это. Но если печать цела и камень не сдвинут, Асмодей, вернувшись на рассвете из своих странствий, погружается в прохладные воды колодца и спит в нем до следующей ночи. Вот все, что я знаю, - сказала Сова.

- Это уже немало, - решил Соломон и призвал к себе начальника царской стражи - своего любимца красавца Беньямина.

- Скажи, Беньямин, согласен ли ты сослужить мне великую службу? - спросил царь.

- Сделаю все, что ни прикажешь, - ответил бравый страж.

- Видишь ли, - сказал Соломон, - эта служба необычная. Я хочу, чтобы ты перехитрил и пленил могущественного Асмодея.

- А хоть самого дьявола! - воскликнул Беньямин. Ну что ж, если так, отбери сотню самых крепких и надежных ребят из моих стражников и отправляйся в путь, - сказал Соломон.

И он дал Беньямину несколько важных наставлений - как добраться до жилища Асмодея, не вызвав у духа никаких подозрений, и как одолеть его. Помимо этого Соломон вручил верному Беньямину золотую цепочку, на каждом звене которой было высечено Имя Бога, и сто бутылей самого лучшего вина из царских подвалов. А еще он велел захватить побольше воды и провизии, сто лопат и сто заступов, длинную крепкую веревку и сто мешков овечьей шерсти.

И вот Беньямин, снаряженный таким образом в дальний и опасный путь, покинул Иерусалим. А Соломон остался ждать его возвращения.

Много ли, мало ли времени прошло, но Беньямин со своими молодцами одолел наконец все перевалы, пересек все реки, миновал все города и страны и вступил в пустыню, на краю которой высилась крутая безжизненная гора. Достигнув подножья горы, Беньямин отыскал колодец. Возле колодца валялся громадный плоский камень. Беньямин на цыпочках приблизился к колодцу и глянул вниз. Густой храп и смрадное дыхание выдавали присутствие Асмодея. Беньямин принялся за дело. Поскольку солнце только что взошло, можно было не опасаться скорого пробуждения Асмодея -дух ночи почивал на дне колодца, утомленный ночными странствиями.

Первым делом Беньямин приказал вырыть большую яму ниже того места, где располагался колодец Асмодея, а затем потихонечку-полегонечку начать вести подкоп из ямы в сторону колодца. К тому времени, когда солнце достигло зенита, половина туннеля уже была готова. Тут Беньямин, опасаясь разбудить демона, велел прекратить все работы. Яму накрыли досками, доски закидали землей и камнями, и весь отряд спрятался за горой.

В сумерках в глубине колодца послышалось сопение и ворчание, а когда тьма окутала долину и горы, из колодца высунулась голова Асмодея. Беньямин, спрятавшийся за выступом скалы, хоть и не был робок, увидев демона ночи, испугался не на шутку. Асмодей был ростом с гору, весь покрыт густой черной шерстью и страшен, как сто чертей. Выбравшись на поверхность, дух ночи поднял своими ручищами громадный плоский камень, накрыл им колодец, поставил на камне свою печать и с громким свистом взвился в воздух.

Беньямин поспешил разбудить своих спутников, и все снова взялись за работу. Продолжив туннель, воины Соломона соединили вырытую ими яму с колодцем, и вода из колодца устремилась в яму. Когда вся вода вытекла, Беньямин заткнул отверстие овечьей шерстью и наполнил колодец самым дивным ароматным вином, какое когда либо имелось на земле.

На рассвете Асмодей вернулся к своему жилищу. Он осмотрел камень и печать и, не заметив ничего подозрительного, сдвинул камень. Но, сунув голову в колодец, он выскочил оттуда, как ужаленный.

- Что это? - завопил демон ночи, да так громко, что задрожали горы. - Это вино! Вино дурманит голову, помрачает память и вообще вредит здоровью. Только люди, существа легкомысленные и глупые, могут пить эту гадость! Но откуда эта дрянь взялась в моем колодце?!

Краешек солнца между тем показался из-за гор.

- Я вынужден спрятаться, - сказал Асмодей, - я не выношу дневного света. Но я не дотронусь до этой отравы!

И он залез в колодец. Сладчайший аромат щекотал его ноздри и возбуждал жажду.

- Я только лизну вино один-единственный разочек, - сказал Асмодей. - В конце концов, должен же я узнать, что в нем находят люди. Почему они теряют от него голову и, напившись, вытворяют всякие глупости.

Он высунул язык и лизнул вино. Затем он набрал полную пасть опасного напитка и проглотил с большим удовольствием. Затем он вылакал все вино до последней капли и подлизал дно колодца. А после этого он свалился и уснул как мертвый.

Могучий храп демона ночи разнесся по всей долине. Беньямин приказал обвязать себя веревкой и спустить в колодец. Асмодей, совершенно пьяный, валялся на дне колодца. Стараясь не дышать, Беньямин приблизился к ужасному демону и обмотал его шею золотой цепью, на каждом звене которой было высечено Имя Бога. Как только цепь коснулась шкуры демона, он вдруг весь сжался, как высохшая на солнце изюминка, и сделался не больше той обезьянки, которую царь Соломон ради забавы держал у себя во дворце. Беньямин без труда поднял плененного Асмодея и велел вытащить себя из колодца.

Когда солнечный свет коснулся духа ночи, тот завизжал от страха и забился в руках Беньямина. Но голосок его теперь был тоненьким и слабеньким, а силенок у него было не больше, чем у годовалого ребенка. Сколько ни метался демон, сколько ни крутился и ни изворачивался, не удалось ему сбросить с себя золотую цепь. Беньямин запихнул его в мешок и повез в Иерусалим.

Великие почести ожидали в Иерусалиме Беньямина и его отряд. Вся столица вышла встречать славных воинов, женщины плясали перед ними, били в бубен и пели победные песни, девушки осыпали их цветами, старушки обнимали и целовали. Хотя, сказать по правде, никто из жителей Иерусалима толком не знал и не ведал, что за добыча скрыта у Беньямина в мешке. Но вот, наконец, ликующая толпа осталась за стенами дворца, а Беньямин со своим сокровищем вступил во внутренние покои царского дома.

Соломон усадил своего любимца подле себя и подробно расспросил обо всем, что повстречалось тому в пути. Когда рассказ был окончен, Беньямин развязал мешок и вытряхнул из него духа ночи. Асмодей тотчас вскочил на ноги, злобно глянул на Соломона и пропищал:

А, это ты - царь Израильский! Неужто мало тебе того, чем ты владеешь? Неужто не насытился ты властью и хочешь и меня сделать своим слугой? Да знаешь ли ты, чем в конце концов придется тебе удовольствоваться? - Тут он нагнулся и процарапал когтем небольшой квадрат на плитках пола. - Вот надел любого смертного! И будь ты хоть трижды царь, тебе не избежать своей участи!

Могущественный демон! - отвечал ему Соломон. - Поверь, что не ради забавы и не ради собственной прихоти доставил я тебя в Иерусалим. Мне предстоит великое дело: я должен построить Храм единому Богу. И я прошу твоей помощи. Ты один знаешь, где можно разыскать червя Шамира, который точит, и пилит, и крошит камень.

- Червя Шамира? - переспросил Асмодей. - Это все, что тебе от меня нужно? Ради такой чепухи меня вытащили из моего колодца и притащили в Иерусалим? Ну и ну! Червь Шамир действительно имелся у меня, но поскольку я не видел в нем большого проку, я преподнес его в подарок Ципор-птице. Это, правда, было давно, тысячу лет назад, а может, и больше, но не исключено, что червь находится у нее и доныне - разумеется, если Ципор-птица не скормила его своим птенцам. Коль скоро вы намерены разыскать гнездо Ципор-птицы, вам следует отправиться прямо на Восток, в Великую пустыню, Посреди Великой пустыни подымается одинокий утес, у самой вершины утеса есть пещера, в той пещере Ципор-птица свила свое гнездо.

- Ну что ж, - сказал Соломон, - спасибо и на том. Заберите его отсюда, - приказал он слугам, - и поместите в Восточную башню.

- Это нечестно! - завопил Асмодей. - Я сказал тебе все, что знал! Ты обязан освободить меня! Снимите с меня эту цепь!

- И можете давать ему вино из моих подвалов, прибавил Соломон, - но не больше одной бутылки в день.

- Будь другом, сними с меня эту цепь, - прошептал Асмодей на ухо одному из царских слуг. - Что тебе стоит? Только сними с меня эту проклятую цепь, и я клянусь - все сокровища Соломона станут твоими.

- Что ты! - сказал слуга. - Только один из людей может снять с тебя эту цепь - наш царь Соломон. Но с какой стати он будет это делать? Ведь у него и так есть все сокровища, которыми он владеет.

Асмодей завизжал от злости, но тут дверь башни захлопнулась за ним, и он в одиночестве принялся обдумывать, как отомстить Соломону.

- Мой верный Беньямин! - говорил тем временем Соломон своему любимцу. - Ты видишь, придется тебе снова отправиться в путь. Я надеюсь, Ципор-птицу будет перехитрить не труднее, чем Асмодея.

- Мой царь! - воскликнул верный страж. - Ради тебя я готов перехитрить и одолеть кого угодно!

Не прошло и трех дней, как Беньямин снова выступил в путь, но на этот раз весь его отряд состоял из десяти человек. Зато с ним было пятьдесят верблюдов, нагруженных водой и провизией. Трудно сказать, сколько дней шагали они по раскаленным пескам и камням, прежде чем достигли пределов Великой пустыни, и сколько дней они шли через пустыню. Но в конце концов утес, о котором говорил Асмодей, открылся их глазам. И на вершине этого утеса они действительно нашли пещеру, а в глубине пещеры было гнездо. Ципор-птицы не было в гнезде, только три птенца жалобно пищали и вытягивали тонкие шеи.

- Если детки на месте, - сказал Беньямин, - значит, и мамаша появится вскорости. Мы, конечно, можем схватить ее, но мне кажется, я знаю лучший способ раздобыть червя Шамира. А ну-ка, братцы, повернем этот валун да прикроем им вход в пещеру!
http://www.judaicaru.org/library/kuvshin_3.html


Смотреть на youtube.com